Курсы валют

Курсы валют ЦБ РФ на 21.04.2018 года
BYR   0.0000 0.0000
USD 61.3222 -0.2317
EUR 75.6532 -0.4336
10  CNY 97.5024 -0.4276
10  UAH 23.4278 -0.1042
GBP 86.1945 -1.6614
100  JPY 57.0147 -0.3381
Показать другие валюты
Конвертер валют
=

Погода

.-= Погода по РБ =-.

Уфа

Ясно 21 апреля в субботу
Ночью -1°C...1°C
ветер 4-6м/c северный
Ясно 21 апреля в субботу
Утром -1°C...-3°C
ветер 4-6м/c северный
Ясно 21 апреля в субботу
Днем 4°C...6°C
ветер 3-5м/c северный

Новинки фотогалереи

Уфа: Строительство города-крепости

В 1574 г. отрядом русских стрельцов на высоком правом берегу реки Белой недалеко от устья реки Уфы сооружается небольшой укрепленный пункт. Место для его строительства было выбрано весьма удачно. С севера на юг протекала река Сутолока, защищавшая поселение с востока, с юго-запада был крутой подъем, а река Белая представляла для степняков почти непреодолимую преграду; с северо-востока оно оборонялось особым земляным валом, остатки которого сохранялись вплоть до конца XIX века. Исключительная выгодность расположения поселения в смысле его защиты способствовала впоследствии успешному отражению всех нападений соседних кочевых племен.
Строителями крепости на реке Белой были русские служилые люди, башкиры, мишари. Башкиры не только непосредственно участвовали в сооружении построек, но и обеспечивали ее население продуктами, уплачивая ясак.
Основу будущего города составил «кремль», начало строительства которого относится к 1574 — 1586 годам. Кремль, или детинец, был возведен на южной оконечности высокого мыса на правом берегу речки Сутолки при впадении ее в Белую. Ныне на этом месте возвышается монумент Дружбы в честь 400-летнего юбилея добровольного присоединения Башкирии к Русскому государству.
Что же скрывается под асфальтовыми тротуарами, многоэтажными домами и цветочными газонами по улице Октябрьской революции? Это, очевидно, остатки первого уфимского кремля, не сохранившегося до наших дней. Хотя археологических поисков древних уфимских сооружений не производилось, историки по более поздним материалам восстановили внешний вид первого уфимского кремля.
В плане кремль представлял собой ломаный четырехугольник площадью не более 1,2 гектаров. Длина стен составляла около 450 метров. Стены были сооружены из поставленных вертикально огромных дубовых бревен. В укрепления стен входили три башни — Михайловская, Никольская (названы по иконам, прикрепленным на башнях) и Наугольная (в углу крепости) . У каждой башни было определенное назначение. Через северные ворота, находившиеся в Михайловской башне шла единственная сухопутная дорога, связывающая Уфу с другими городами. Южные ворота в Никольской башне вели в посад, к рекам Сутолоке и Белой . Наугольная башня была сторожевой и обеспечивала обзор в сторону дороги, ведущей на северо-восток, в Сибирь.
В кремле были возведены соборная церковь, пороховые погреба и хлебные склады, дом воеводы, приказная изба, тюрьма и другие строения. Здесь же были дома местной знати. Проживало в такой крепости около двух сотен служилых людей. Рядом с кремлем вскоре возник посад, местоположение которого указывает улица Посадская .
Считается, что улица Посадская — первая улица Уфы — появилась за оградой крепости в XVII в. Она сохранилась до нашего времени, прилегая к холму, где высится Монумент Дружбы. Как и во всяком русском посаде XVII в., жили здесь торговцы и ремесленники . Другая улица носила название Большой Московской (Старая Уфа), потому что селились на ней московские стрельцы. Улицы в то далекое время возникали очень просто: дома размещались вдоль дорог. В начале существования города у него было две главных дороги: Казанская и Сибирский путь. В старинной Уфе они образовали Большую Казанскую улицу (ныне Октябрьской революции) и Большую Сибирскую (ныне улица Мингажева) .
В связи с основанием Уфы большой интерес представляют источники, относящиеся к истории уфимских церквей. Р. Г. Игнатьев выявил в архивах Уфы, Оренбурга и Вятки материалы о существовании на территории Уфы в 1574—1586 гг. православной церкви. Наконец в летописи уфимской Троицкой церкви, составленной в 70 гг. XIX в. дьяконом П. Сухаревым на основании более ранних, не дошедших до нас документов, отмечается, что в 1579 г. «освящена каменная церковь во имя Смоленской божьей матери».
Существование церкви, тем более каменной, в 70 гг. XVI в. говорит о наличии довольно значительного для того времени поселения, составившего церковный приход. То, что такое поселение на месте современной Уфы было и что его населяли русские служилые люди, подтверждается и правилом, выработанным в средневековой Руси и обеспечивавшим успешное заселение и освоение новых земель. Это правило гласило: «Где зимовье ясашное, там и крест или впоследствии часовня, где водворение крепостное, там и пушка, где городок, там и управление воеводское, огнестрельный снаряд и монастырь».
Основанное в 1574 г. укрепленное поселение на Уфимском полуострове быстро росло; оно все более успешно выполняло функции опорного пункта царского правительства в Башкирии, являлось надежной защитой местного населения от опустошительных набегов ногайских и сибирских кочевников. Возвышению способствовало и весьма выгодное географическое расположение его на стыке четырех дорог, в самом центре края. Вот почему безвестная до того Уфа в 1586 г. получает статут города и с этого времени начинает упоминаться в официальных документах русского правительства, прежде всего, в разрядных книгах, большую часть которых занимают ежегодные росписи городовых воевод. К концу XVI в. в разрядных книгах определились списки городов по отдельным районам. Здесь в числе других городов за декабрь 7095 г., т. е. 1586 г., впервые и упоминается «новый город на Уфе». (Далее Уфа упоминается в 1590, 1592, 1593, 1595—1597 годах и т.д.) .
М. Я. Волков, исследовавший города Европейской России второй половины XVII — начала XVIII в., отмечает, что во второй половине XVII — начале XVIII в. Понятие «город» употребляли в широком и узком значениях. В широком значении его употребляли для обозначения совокупности поселений, которую составляли города, пригороды, посады и слободы с посадскими общинами. В узком значении понятие «город» использовали при обозначении пунктов, за которыми закрепилось название «город» . Он считает возможным при обязательном наличии двух основных (поселение должно: 1) находится на государственной территории; 2) иметь население, подсудное только государственным учреждениям) и одного или всех трех других признаков (3) наличие укреплений и гарнизона; 4) административно-судебной власти с ее аппаратом; 5) населения, принадлежащего к посадскому сословию) признать поселение городским. На данном этапе понятия «город» и «крепость» еще не были расчленены, и, действительно, кроме двух-трех указанных М. Я. Волковым признаков все остальные находились в зачаточном состоянии. Только Уфа сочетала в том или ином объеме все пять перечисленных выше признаков .
Сооружение новых укреплений в Уфе, увеличение числа служилых людей, оснащение гарнизона новейшим вооружением, особенно страшными для степняков пушками и пищалями, положило конец набегам кочевников на башкирские земли. Поэтому неизбежным следствием преобразования Уфы в город были бурные протесты князя Большой Ногайской орды Уруса (1578—1590), открытого врага Русского государства, и его мурз. Протестовали они и против строительства на Волге города Самары. Астраханский воевода К. Ф. Лобанов-Ростовский в сентябре 1586 г. сообщал об этом царю Федору Ивановичу: «пишет, государь, Урус князь … чтоб твоим государевым городом на Уфе и Самаре вперед не быти».
Чтобы уладить конфликт с ногайскими феодалами, была придумана версия о том, что эти города построены якобы в интересах самих же ногайцев для защиты их улусов от набегов казаков. К князю Урусу и его мурзам из Москвы с царской грамотой были направлены послы. Однако ногайцы продолжали настаивать на своем требовании. 2 ноября 1586 г. князь Урус повторил свой протест, угрожая разорением города Уфы .
Для дальнейших переговоров с ногайцами была выбрана кандидатура царевича Мурат-Гирея, незадолго до того изгнанного из Крыма в результате дворцового переворота. Мурат-Гирей явился в Москву, был принят царем, а затем отправлен в Астрахань. Перед ним была поставлена задача — приведение к покорности феодалов Большой Ногайской орды. 5 ноября 1586 года послы князя Уруса были приглашены на обед к Мурат-Гирею. Во время обеда царевич говорил им о власти, якобы предоставленной ему русским государем над Волгой, Яиком, Доном и Тереком; перейдя затем к вопросу о городах, заявил, что они построены «по его к государю челобитию». Не жалея слов, царевич убеждал послов, что города воздвигнуты в интересах самих же ногайцев. В заключение он подчеркнул: «да и вперед государю город ставити …, где ему надобе».
Послы Уруса согласились с доводами Мурат-Гирея и, получив царские подарки, уехали к себе в Орду. Перед отъездом им было в самой резкой форме указано, чтобы они «людей своих на государевы украины не посылали и послов государевых не бесчестили». В том же году Мурат-Гирей достиг поставленной перед, ним цели: князь Урус вынужден был подчиниться московской власти, дать клятву верности и заложников. Тем самым навсегда прекратились протесты ногайцев, вызванные, в частности, появлением города Уфы.
До последнего времени спорным был вопрос о первом воеводе города. Начиная с П. И. Рычкова, все исследователи считали основателем и первым воеводой Уфы Ивана Нагого. Это утверждение основывалось на народной легенде, донесшей до нас события давно прошедшего прошлого, но без сохранения деталей. Между тем в разрядных книгах первым уфимским воеводой указан Михаил Александрович Нагой. Он же воеводствовал в Уфе в 1590, 1592, 1593, 1595-1597, 1599-1602, 1604, 1605 годах, а с 1614 г. в чине боярина являлся воеводой города Устюга Великого, где и умер в 1618 году. Что касается Ивана Григорьевича Нагого, то он по источникам известен с 1577 г.; в 1586 г. стоял «на годованье» в «Кузьмодемьянском остроге», в 1587 году — в «новом Царевом городе на Санчюре озере», с 1589 г. И. Г. Нагой находился в почетной ссылке в Сибири.
Большие споры вызывал также вопрос о первых строителях города. В литературе получило распространение мнение, что ими были московские служилые люди. Однако с этим утверждением можно согласиться с оговоркой, ибо среди них кроме москвичей было очень много новокрещеных (например, Вавиловы, Сокуровы и др.), иноземцев (Каловские, Киржацкие), полоцкой шляхты (Бурцевы, Курчеевы). Во всяком случае, среди уфимских дворян конца XVI в. числилось только два москвича, остальные были выходцами из других русских городов. Они прибыли, очевидно, из Казани, которая к тому времени стала русским оплотом на Востоке и находилась достаточно близко к Башкирии.
Кроме служилых людей в строительстве города активное участие принимали и представители коренного населения края. Башкиры принимали не только непосредственное участие в строительстве города, но и оказали большую материальную поддержку. В одном из шежере говорится, что Уфа «построена …на деньги самих башкир». Наконец, в строительстве города приняли участие и мишари.
Сословная структура складывающегося в конце XVI в. в Уфе постоянного городского служилого населения была типичной для окраинных городов-крепостей России. Вместе с тем она имела и некоторые особенности, определявшиеся источниками комплектования служилых людей. Основная их часть состояла из русских переселенцев из других городов; среди них были также служилые татары, переведенные из Казанского уезда, и новокрещеные, включавшие представителей различных народностей.
Верхний слой городского общества составляли дети боярские. Их насчитывалось 6 человек. В 1591 — 1594 гг. начинается первое наделение поместьем в Уфе боярских детей . Далее шли служилые новокрещены — 5 человек и татары — 5 человек, воротники — служилые люди, обслуживавшие городские ворота — 2 человека, вожи (проводники) — 2 человека, пушкари — 3 человека, толмач (переводчик), сторож, кузнец. Самой многочисленной группой населения являлись стрельцы — более 150 человек. Таким образом, общее количество жителей города в конце XVI в. было невелико .
До начала 90 годов уфимский гарнизон обеспечивался казенным продовольствием, т. е. выдачами так называемого хлебного жалования. Но так как подвоз хлеба из центральных районов государства был сопряжен со значительными трудностями, то на первых порах уфимская администрация прибегала к созданию собственной хлебной базы. Для этого в ближайших к городу окрестностях обрабатывалась «государева», или десятинная, пашня, урожаи с которой и шли на снабжение хлебом служилых людей.
О местоположении отдельных участков казенной пашни свидетельствует «Отводная книга по Уфе» — древнейший источник по ранней истории города. Так, за рекой Сутолокой было расположено «заднее гумно государевой ближней пашни».
На первых порах «государева» пашня могла обрабатываться самими служилыми людьми, что для окраины являлось одной из их обязанностей. Однако в окрестностях Уфы обработка десятинной пашни осуществлялась трудом дворцовых крестьян, для которых даже определялись ее размеры, вернее соотношение с «собинной» пашней, которую крестьяне пахали на себя.
По-видимому, десятинная пашня не могла полностью удовлетворить местную потребность в хлебе, что и привело в 1592 — 1594 гг. к общему наделению поместной землей уфимских служилых людей всех разрядов. Как и всякое новое «заведение пашни», оно сопровождалось выдачей казенных ссуд семенами. Так, например, дети боярские получали по 5 четей ржи и по 5 четей овса (четь или четверть – старая русская мера сыпучих тел и поверхностей. Как мера сыпучих тел вмещала 4 пуда, как мера поверхности была равна 1/2 десятины), служилые новокрещены, толмач, сторож, кузнец — по 2 чети ржи, овса, ячменя, стрельцы — по 3 осьмины ржи (осьмина – мера сыпучих тел и поверхностей, равная 1/2 чети), 1 чети овса .
Земельная дача отводилась в частное или общинное пользование. В индивидуальное владение земли передавались только верхушке служилого сословия. Основная же масса служилых людей, в том числе и стрельцы, получала их в общинное пользование, причем, земельные участки были крайне малы.
Если первые поместья располагались нешироким кольцом вокруг города («на Турове поле не у города», «на Великом поле по реке по Уфе», «на городище за Татарскою слободою»), то в начале XVII в. наблюдается постепенное расширение района служилого землевладения (поместья по рекам Юрмашу, Шакше, Бири и т. д.). Поселенные в поместьях русские крестьяне занимались земледелием, распахивая плодородные земли, веками лежавшие нетронутыми. Под их влиянием уже в конце XVI в. башкирское население, проживавшее в районе Уфы, также начинает заниматься земледелием. Так, в «Отводной книге по Уфе» говорится о полях, «што пахивал Минские волости башкирец Мангатай с товарыщи».
Уфимские служилые люди, крестьяне, прибывавшие из центральных районов страны, кроме земледелия занимались и разведением скота. Дополнением к этим основным отраслям хозяйства были охота и рыбная ловля. Но главной обязанностью служилых людей являлась военная служба.

← Назад

Цветы - Сайт о комнатных растениях.
www.webmoney.ru Majordomo.ru Анализ сайта